Промышленное освоение

Интенсивное развитие промышленности Южного Урала началось с середины 18 века. К 1773 году на Южном Урале уже действовало 73 завода. С этого периода началось промышленное освоение лесных массивов Южного Урала.

Для производства чугуна и железа заводам требовался уголь. Его получали путем обжига древесины без доступа воздуха.

Первоначально уголь обжигали кабанным методом. «Кабан» с башкирского означает стог, потому что дрова складывали как стог сена. Потому и углежогов звали кабанщиками. Дрова заваливали дерном и поджигали. В результате из одной березовой кучи получали 50–70 коробов угля. Короб плетенный из ивовых прутьев ящик вмещавший около 20 пудов угля. Для выплавки 1 пуда (16 кг) чугуна требовалось 1,6–1,9 пудов древесного угля. Углежжением занималось большинство жителей деревень. С 1890 г. Саткинский завод перешел на печное углежжение. Связано это было с тем, что лесные массивы вблизи поселков истощились.

Печное углежжение было более экономичным и производительным, а угля требовалось все больше и больше. Печи строились рядом с метзаводом, а древесину стали сплавлять по рекам. Строились печи и непосредственно в местах лесозаготовок. Так появились поселки возле рек с одноименными названиями: Малый, Большой и Верхний Кыл, Верхняя и Средняя Калагаза, Березяк. И это только на территории парка. В 1933–37 годах углежжение достигает пика производства.

В Саткинском районе на вывозе угля работало 800 лошадей. Для завода уголь жгли также в Верхнее-Кигинском, Малоязовском раонах РБ, Куртамышский и Юргамышский районы Курганской области. Но в 1943 году угля стало не хватать и одну из доменных печей переводят на кокс. В 1957 году последний уголь отправляют на заводы. Все заводы переходят на использование кокса, мазута, а позднее газа.

А леса к тому времени порядком истощились. Почти все леса в парке являются вторичными. В основном это молодые березняки и смешанные с березой и осиной леса. Если подняться на вершину горы то можно увидеть следы последних вырубок, светло-зеленые прямоугольники березняка. В основном использовали метод сплошных рубок для дачи высоких показателей.

 

«При таком способе происходит заболачивание местности, гибнут родники, нарушаются гидроаккумулирующие природные системы болот, пойменных акваторий горных рек, склонов, распадков горных массивов» — писал член санитарно-экологической группы п. Новая Пристань В. Рутковский. В 1973 г. М. А. Коростелев подсчитал, что из-за вырубок высохло 60 горных ключей и речек. Со склонов тонкий слой почвы быстро смывается под действием воды и ветра. В результате страдало и озеро, куда попадал весь гумус, и происходило заиливание водоема.

Б. П. Колесников (1961) считает, что для горно-лесной зоны, в пределах которой формируется основная часть стока крупных рек (Ай, Юрюзань, Сатка, Сим), обеспечивающих водоснабжение промышленных центров, особенно важно сохранить и повысить водоохранные и стокорегулирующие функции лесной растительности. Велико и почвозащитное значение лесов, предохраняющих от смыва маломощные, щебнистые горные почвы.

Леса продолжали вырубать в горах вплоть до образования национального парка в 1993 году.

Кроме дерева в здешних местах добывали торф. В частности в 30-х г. торфоразработки велись на самом озере. Торфяники также имеются в долинах рек М. и Б. Сатки.

Велась и разработка железной руды открытым способом. Сейчас в этих местах два карьера заполненных водой.

Поселок Сибирка основан в 1779 г. по месту разработки железных руд. Месторождение быстро истощилось, и здесь расположилась заводская конюшня для перевозки древесного угля и дерева. При переходе на печное углежжение в поселке было построено несколько печей и Сибирка становится центром куренного хозяйства. Вплоть до образования Национального парка в Сибирке велась промышленная разработка леса.

Яндекс.Метрика